Аукционный дом

+7 495 773 5557

+7 925 514 8348

+7 926 220 1683

Лот 45
КУСТОДИЕВ Борис Михайлович (1878-1927) ДВОРЕЦ
1925
ДВОРЕЦ. Эскиз декорации для спектакля
«Блоха», I акт
Бумага, графитный карандаш, акварель. 20,5 x 26,5
Экспертное заключение: Научно-исследовательская независимая экспертиза им. Павла Третьякова от 10 июля 2022 Эксперт Международной конфедерации антикваров и арт- дилеров Силаев В.С.
онлайн-торги
Описание

Живописец — Кустодиев соединил в своем творчестве неоромантический идеал народного искусства с классической традицией. В то же время в его работах заметно влияние импрессионизма и модерна. Художник погружался в стихию народной жизни, любовался купеческой Русью, которая неумолимо уходила в прошлое.

Ценили художника и в театральных кругах и у него было множество заказов. Кустодиев  был хорошо знаком с Константином Станиславским​ и Владимиром Немировичем-Данченко​ и написал много портретов актеров МХТ — Николая Александрова, Ивана Москвина и других. В 1914 году он уже создавал декорации и эскизы костюмов «Смерти Пазухина» в МХТ​, оформил пьесы Островского​  — «Свои люди — сочтемся», «Волки и овцы», «Гроза»​. 

В 1925 году Кустодиева привлекли работать над сценографией спектакля «Блоха». Темы для построения спектакля вдохновил бродячий народный сказ о туляках и блохе – и прекрасный рассказ Николая Лескова «Левша», представляющий собою литературную обработку народного сказа. В творчестве Евгения Замятина эта пьеса — опыт воссоздания русской народной комедии. Как и всякий народный театр – это, конечно, театр не реалистический, а условный от начала до конца.

Продуман до мелочей, но выполнен быстро, живо, легко и свободно — это рабочий эскиз для основной декорации. Режиссер Алексей Дикий оставил книгу воспоминаний «Повесть о театральной юности», в которой так писал о сотрудничестве с художником: «Это было так ярко, так точно, что моя роль в качестве режиссера, принимавшего эскизы, свелась к нулю — мне нечего было исправлять или отвергать. Как будто он, Кустодиев, побывал в моем сердце, подслушал мои мысли, одними со мной глазами читал лесковский рассказ, одинаково видел его в сценической форме. Он все предусмотрел, ничего не забыл, вплоть до расписной шкатулки, где хранится «аглицкая нимфозория» — блоха, до тульской гармоники-ливенки, что вьется, как змеи, как патронная лента, через плечо русского умельца Левши. Никогда у меня не было такого полного, такого вдохновляющего единомыслия с художником, как при работе над спектаклем «Блоха». Я познал весь смысл этого содружества, когда на сцене встали балаганные, яркие декорации Кустодиева, появились сделанные по его эскизам бутафория и реквизит. Художник повел за собой весь спектакль, взял как бы первую партию в оркестре, послушно и чутко зазвучавшем в унисон. <…> В работе над «Блохой» Кустодиев пленил меня глубоким пониманием темы и ярким театральным выражением ее в стиле балагана-лубка, наивного до озорства. В его оформлении спектакль получил необходимые ему краски, насыщенные радостью, праздничностью, наивностью. И когда я во время премьеры объявил публике, что в зале присутствует Борис Михайлович Кустодиев, бурей восторженных оваций зрители выразили художнику благодарность и любовь».



биография

Борис Михайлович Кустодиев

1878, Астрахань – 1927, Ленинград

Живописец, график, театральный художник. Академик Императорской Академии художеств. 

Учился в Высшем художественном училище Императорской Академии художеств в Санкт-Петербурге (ИАХ) в 1896–1903, мастерских Константина Савицкого и Ильи Репина; участвовал в работе над картиной Репина «Торжественное заседание Государственного совета» (1901–1903, Государственный Русский музей, Санкт-Петербург). 

В 1901 году портрет Ивана Билибина кисти Кустодиева удостоен малой золотой медали на Международной выставке в Мюнхене.Пенсионер ИАХ во Франции и Испании (1904). Много путешествовал по России, неоднократно бывал в странах Европы. 

Создал выдающуюся галерею образов выдающихся по звучанию цвета и стиля. Академик ИАХ (с 1909). Член Союза русских художников (1907–1910), объединения «Мир искусства» (с 1910), Ассоциации художников революционной России (с 1923). 

С 1915 тяжело заболел, впоследствии оказался прикован к инвалидному креслу, но продолжал упорно работать. В марте 1927 года Кустодиев получил разрешение Наркомпроса выехать в Германию для лечения в клинике О. Ферстера, на которое правительство выделило деньги, но этой поездке не суждено было состояться: художник скончался от скоротечного воспаления лёгких.

Творчество художника представлено во многих музейных и частных собраниях, в том числе в Государственной Третьяковской галерее, Государственном Русском музее, ГМИИ им. А.С.Пушкина, Нижегородском государственном художественном музее, Киевском музее русского искусства и других.